Медикализация.

Объяснить, как проходит медикализация на физологических процессах, которые уже медикализировали (беременность, роды, лактация, смерть, кормление детей, менопауза, детский сон), практически невозможно, потому что люди уже приняли определенное культурно-научное мышление, которое не позволяет видеть весь абсурд лечения здоровых людей, когда им лечение не нужно, потому что они здоровы. Но у нас есть точно одна физиологическая функция, которая еще осталась относительно нетронутой. Секс. И сексом все знакомы, что-то про это знают, имеют какое-то зеленое понятие что происходит, а самое главное, уверены, что это личная сфера жизни, которая проходит внутри отношений/семьи, и не является достоянием общественности, а самое главное, не предполагает контроль из-вне.

Сначала мы бы провели какие-то исследования, скорее всего, отдельных составляющих секса, чтобы установить “нормы”. Придумайте нечто симпатичное – время до, во время или после, объем смазки или эякулята, нечто, что мы можем померять. Гормоны во время, “правильные колебания”.

Нам не нужно много данных, достаточно небольшого количества, чтобы решить, что мы знаем наверняка , что эти отдельные части секса должны работать так, чтобы быть правильными. Мы не будем слишком озабочены линейностью нашего мышления, для простоты, мы решим, что данные об отдельных частях достаточно хороши для всех людей. Комплексная интеграция или не применимость наших данных во всех случаях нас тоже не будет волновать. Мы также не обратим внимания на условия, в которых мы собрали данные. Направление нашей науки пойдет основываясь на убеждении, вере в то, что секс – несовершенный непредсказуемый процесс, который невозможно контролировать самим участникам, потому что у них нет достаточно образования, чтобы делать это правильно. Мы никогда не будем смотреть на другие варианты развития нашей науки, потому что наше изначальное предположение, вера – правда, которую нельзя оспорить, потому что мы в нее “верим”. Научность или ненаучность веры в нашей культуры мы обсуждать не будем.

Потом мы должны найти страх или переживания у кого-то по поводу секса. Или даже сами озаботиться нерациональностью и непредсказуемостью процесса достаточно, чтобы решить контролировать этот процесс самолично. Мы начнем подогревать страхи и переживания, которые уже есть или которые мы сами представили как чрезвычайно важные и требующие контроля. И провозгласим, что мы знаем, как решить эту проблему, и что мы – единственные носители знания о том, как надо правильно заниматься сексом.

До нашего появления обычные естественные проблемы в сексе люди решали сами по себе. Например, у кого-то не встало, мало ли там, устал человек, нервничает, мы бы переморгали этот момент. Или сухость какая-то время от времени, мы бы решили, что это зависит от времени месяца и нашли какое-то решение своими силами. С подружками бы обсудили. Но теперь у нас есть наука и профессия, которая решает такие проблемы, более того, решение проблем в сексе самостоятельно провозглашается опасным ненаучным занятием. Все цивилизованные люди идут к специалистам, как только проблема появилась или померещилась, а еще лучше заранее для профилактики.

Плодятся истории о случаях, когда секс просто вообще не получается, поэтому особенно важно подстраховаться и не надеятся на случай, что у тебя получится самостоятельно заниматься сексом. Это сложный процесс, тернистый путь, небольшие отклонения, и ничего не получится, муж уйдет-жена найдет любовника, а некоторые даже умирают от секса. Лучше всего проводить такие ненадежные мероприятия под присмотром специалиста, на всякий случай, вдруг что-то пойдет не так.

Мы медленно переведем занития сексом из дома в специальные клиники, где обученные специалисты будут замерять разные показатели и корректировать их для точно гарантированного успеха участников. Мы не будем полагаться на случай. Предсказуемость – наша цель. Если кто-то спешит или слишком долго что-то делает, мы будем исправлять это в соответствии с нашими научными данными, которые мы получили наблюдая за сексом в лабораторных условиях. Если гормоны отклоняются в процессе, это может повлиять на общее удовольствием, у нас будут лекарства, которые подправят дисбаланс. Вмешательства будут проводится на всех, а не на тех, у кого возникли проблемы, потому что мы разработали алгоритмы производственной эффективности, которые гарантируют предсказуемый результат для всех. Мы не будем смотреть на доказательства, что вмешательства мешают большому числу людей, неэффективны в большинстве случаев и даже приводят к полному провалу в занятиях сексом. Мы будем видеть еще больше, насколько несовершенен этот процесс, и с религиозным рвением усиливать практику помощи людям, которые занимаются сексом. Идея о том, что наша помощь может мешать, в наши научные умы не закрадывается. Другие идеи, например, что секс это естественная функция, которая не требует вмешательств до тех пор, пока это не нужно, будут подавляться и провозглашаться ненаучными, опасными, и даже запрещаться. Мы даже можем предложить законы, которые будут запрещать гражданам заниматься сексом дома. И преследовать в уголовном порядке тех, кто нарушает наши законы или отказывается от вмешательств. Это можно будет обосновать научными данными о том, что неправильные занятия сексом опасны, т.к. это приводит к зачатию неправильных детей, которые потом страдают от этого.

Людей, которые будут по старинке заниматься сексом дома без присмотра, начнут называть ретроградами, отсталыми, непонимающими всю суть научного подхода к управлению такой сложной несовершенной функцией.

Примерно так создалась конструкция медицинских родов, кормления, менопаузы и т.п.

Tags: , , , ,

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s


%d bloggers like this: